/* Горизонт */

//-->

“БУРЯ” И “БУРАН”, или ПОЧЕМУ НЕ ПРОИЗОШЛИ ПОГОДНЫЕ КАТАКЛИЗМЫ.

Об этом долго было известно только узкому кругу специалистов и военных, которые сорок лет назад волею судеб оказались причастными к разработке носителей ядерного оружия. В СССР, а затем и в России об этом молчали, а публикации в иностранной печати часто изобиловали больше домыслами и слухами, чем фактами. Только в 1992 году на московской научной конференции, посвященной Международному году космоса, впервые прозвучали эти названия “Буря” и “Буран” (Чтобы не спутать с советским кораблем многоразового использования, который также получил название “Буран”, я буду называть “Буран” 50-х - первым, а “Буран” 80-х - вторым). За прошедшие пять лет о них писали немало, но большей частью это.

Некоторые пытаются поэтизировать эти проекты, представляя их альтернативой другим, в конце концов созданным, носителям, и осуждая тех, кто не позволил довести работу над “Бурей” и “Бураном” до завершения. Другие, наоборот, считают, что эти разработки не заслуживают того, чтобы на них обращать много внимания.

Давайте попытаемся подойти непредвзято ко всему этому. Забывать нельзя, так как это частица нашей истории. Навязывать свои оценки не хочется, так как оценить события тех лет могут только их непосредственные участники. Поэтому давайте основное внимание уделим фактам, а что и как, пусть каждый имеет собственное мнение.

В 1954 году Совет Министров СССР принял постановление о разработке межконтинентальных носителей ядерного заряда. Вместе с межконтинентальной баллистической ракетой Р-7, разработка которой поручалась Сергею Павловичу Королеву, предусматривалась разработка еще двух ракет - носителей ядерного заряда: легкой крылатой ракеты “Буря” и тяжелой крылатой ракеты “Буран”. Разработка первой ракеты поручалась конструкторскому бюро Семена Алексеевича ЛАВОЧКИНА, а второй - конструкторскому бюро Владимира Михайловича МЯСИЩЕВА.

Но прежде чем рассказать о том, как шла работа над этими ракетами, давайте вернемся немного назад, в 1949 год.

Еще не была принята на вооружение ракета Р-1 с дальностью стрельбы 270 километров, еще только разрабатывалась техническая документация для ракеты Р-2 с дальностью стрельбы 600 километров, а Сергей Павлович КОРОЛЕВ уже представил на научно-технический совет НИИ-88 эскизный проект ракеты Р-3 с дальностью стрельбы 3000 километров. В пояснительной записке к проекту он писал, что одним из перспективных направлений в развитии ракет дальнего радиуса действия является разработка крылатых ракет.

Так впервые встал вопрос какой быть ракете: баллистической или крылатой ? По какому пути идти ? С одной стороны, можно было пойти по пути создания баллистических ракет. Это легче в плане создания систем управления полетом. С другой стороны, заманчивой казалась идея крылатой ракеты, которой Королев занимался еще в 30-е годы.

Но Королев не был бы Королевым, если бы, прежде чем принимать окончательное решение, не проанализировал бы оба варианта. Отмечу, что тогда вопрос о космосе еще не стоял. Главное было создать оружие, которое, если и не доставало до территории США, то, по крайне мере, могло поразить американские военные базы близ границ СССР.

Итак, два альтернативных варианта. Но главное надо решить с системой управления для крылатых ракет. Только разобравшись с ней можно было двигаться дальше. Коллеги по Совету Главных конструкторов Михаил Сергеевич РЯЗАНСКИЙ, Николай Алексеевич ПИЛЮГИН, Виктор Иванович КУЗНЕЦОВ брались за разработку управления баллистической ракетой и отговаривали Королева от идеи крылатой ракеты. Королева они не убедили и тот собрал у себя группу энтузиастов, которые взялись за исследование возможных схем крылатых ракет. Они полагали, что через какое-то время появятся предложения по системе управления и крылатая ракета станет реальностью.

В конце концов так и вышло. К работе подключился Борис Евсеевич ЧЕРТОК. Он предложил создать систему автоматической астронавигации для крылатой ракеты. Правда поставил перед Королевым условие, что он возьмется за систему, если Королев будет делать крылатую ракету. Наверное из-за этого разговора в планах Королева появилась строка ЭКР - Экспериментальная крылатая ракета, а в структуре королевского конструкторского бюро появилась лаборатория Израэля Мееровича ЛИСОВИЧА.

Естественно, уверенность делу помогает, но это не есть окончательное решение проблемы. Чтобы создать систему астронавигации необходимо было решить ряд серьезных проблем. Во-первых, необходимо было разработать систему слежения за звездами. Она осложнялась тем, что сильное влияние оказывали световые помехи (полярные сияния, серебристые облака, другие, “ненужные” звезды, деятельность человека). Эта проблема была решена за счет устройства с поворачивающимся зеркалом. Гироскопическая стабилизация позволяла удерживать направление на звезду, даже если она на время исчезала из поля зрения. Во-вторых, требовалась разработка счетно-решающего устройства, выдающего команды на автопилот. Сейчас, когда компьютеры вошли в нашу жизнь, эта проблема может показаться смешной. Но тогда компьютеры еще только создавались, как создавалась и ракетная техника. Но, как известно, “голь на выдумки хитра”, и был предложен кулачковый механизм, который, несмотря на свою примитивность, давал прекрасные результаты: погрешность по углу не превышала одной угловой минуты. В-третьих, необходимо было создать искусственную вертикаль. Для управления ракетой требовалось вырабатывать направление к центру Земли, что позволяло ракете, в совокупности с ориентацией на звезды, определять свое местоположение. Но и эта проблема была решена сотрудниками Чертока. Первые успехи исследований вдохновили сторонников крылатой тематики. Некоторые из них даже утверждали, что большая дальность может быть достигнута только за счет крылатых ракет.

В связи с этим хотелось бы сделать еще одно отступление, которое, в какой-то степени, также относится к проблеме крылатых ракет и открывает еще одну, малоизвестную, а точнее говоря, порядком подзабытую, страницу истории ракетной техники.

Перенесемся еще дальше, в август 1944 года. На рассмотрение руководства фашистского рейха был представлен проект “Дальний бомбардировщик с ракетным двигателем”. Проект был разработан известным австрийским исследователем ракетных двигателей Эйгеном ЗЕНГЕРОМ и неизвестным широкой публике инженером Иоганном БРЕДТОМ. В этой работе обстоятельно анализировались технические возможности создания пилотируемой крылатой ракеты большой массы. Авторы проекта предлагали создать бомбардировщик весом 100 тонн, оснащенный ракетным двигателем тягой 100 тонн, способный доставить бомбовую нагрузку в 10 тонн на дальность 20 - 40 тысяч километров. Иначе говоря, это был проект стратегического бомбардировщика, но использующий совершенно иные принципы полета, чем в классической авиации. Предполагалось, что взлет будет осуществляться при помощи мощного ракетного устройства, связанного с землей и работающего около 11 секунд. Разогнавшись до скорости 500 метров в секунду (1800 километров в час), самолет отрывается от земли и на полной мощности двигателя начинает набирать высоту. Предполагалось, что на этом участке полета он достигнет высоты 50 - 150 километров в течение от 4 до 8 минут. В конце этого времени должно быть полностью израсходовано горючее. После выключения двигателя самолет продолжает свой полет за счет кинетической и потенциальной энергии. А дальше предлагалось очень оригинальное решение. Предполагалось, что самолет, после выключения двигателя и за счет силы притяжения Земли, начнет, естественно, снижаться, коснется атмосферы, но не войдет в нее, а ударится о нее, как камешек, который пускают “блинчиками” по воде. Ударится, подскочит, снова ударится, снова подскочит. И так несколько раз. Когда самолет достигнет цели, он сбросит бомбы, а сам, описывая большую дугу, либо вернется на свой аэродром, либо на другую посадочную площадку. Авторы проекта предполагали, что для такого самолета не будет проблемой бомбардировка территории США. Впечатляли основные характеристики самолета. Кроме огромной, по тем временам, тяги двигателя в 100 тонн, самолет достигал огромной скорости в 20 - 30 тысяч километров в час. Полет проходил на высотах 50 - 300 километров. А вместе с предельной дальностью в 40 тысяч километров можно смело утверждать, что самолет представлял из себя космическую систему бомбометания. Нечто подобное, правда с использованием искусственных спутников Земли, было разработано, изготовлено и испытано в СССР в 60 - 70 годах. Но об этой системе давайте поговорим как-нибудь в другой раз. Еще несколько слов о проекте Зенгера. Наверное, самое главное в этом проекте то, что его авторы не просто описали возможность такого полета, а провели расчеты, построили номограммы и графики, и убедительно доказали, что такой самолет возможен (!). Были подробно исследованы физико-химические процессы сгорания топлив при высоких давлениях и температурах, энергетические свойства топлив, предложена система охлаждения двигателя и так далее. Напомню, это был 1944 год. До запуска первого спутника оставалось 13 лет, а до первого полета американского “Спейс Шаттл”, который отдаленно схож с самолетом Зенгера, 37 лет. По оценкам специалистов, проведенной в 1945 году, если бы за разработку этого самолета взялись специалисты германского исследовательского центра Пенемюнде, то он мог бы взлететь через 5 - 10 лет напряженной работы. Несложный расчет, это 1949 - 1954 годы. Однако ! Кое-что от самолета Зенгера было взято при разработке “Бури” и “Бурана”, кое-что перешло в американский “Спейс Шаттл” и второй советский “Буран”, но наиболее близкой будет воздушно-космическая система “Зенгер”, разрабатываемая в современной Германии и первый полет которой запланирован на 1999 год.

Но вернемся в коллектив Королева.

Королев всячески активизировал проведение научно-исследовательской работы по теме “Комплексные исследования и определение основных летно-тактических характеристик крылатых составных ракет дальнего действия”. Чтобы приступить к созданию крылатой ракеты, необходимо было убедиться не только теоретически, но и практически в работоспособности системы астронавигации. Действующий макет системы был изготовлен и готов к установке на самолет к началу 1952 года.

Испытания проводились во второй половине 1952 года и первой половине 1953 года. Было совершено девять испытательных полетов самолета Ил-12 по маршруту Москва - Даугавпилс. Летные испытания подтвердили правильность выбранных решений. Не было ни одного отказа, ошибка в определении координат цели составила в максимуме 7 километров. По тем временам это были отличные показатели.

А перед Королевым снова встал вопрос выбора. И у баллистических, и у крылатых ракет были и свои преимущества, и свои недостатки. В коллективе Королева были сторонники обоих направлений, правда, “крылатиков” было меньшинство. Но на чем все же остановиться ?

И Королев делает выбор. Он будет делать баллистические ракеты. Но тот задел, который уже сделан по крылатым ракетам не должен пропасть и он готовит серьезный доклад, в котором предлагается составная двухступенчатая крылатая ракета с дальностью полета 8000 километров при стартовом весе около 90 - 120 тонн. Первая ступень имела мощный жидкостный ракетный двигатель (ЖРД), который при вертикальном старте забрасывал вторую ступень с боеголовкой на заданную высоту, где происходило разделение ступеней. Далее вторая крылатая ступень с помощью реактивного двигателя совершала горизонтальный полет и доставляла боеголовку к цели. Расчеты показывали, что при высоте порядка 20 километров требовалось, чтобы реактивный двигатель позволял развивать скорость до 3 Махов. Итак, Королев отказался от крылатых ракет, прекратил у себя все работы по этому направлению и передал все материалы вместе с лабораторией Лисовича в Министерство авиационной промышленности.

Теперь я возвращусь к тому, с чего начал. 1954-й год. Принято решение правительства, которое необходимо было выполнять. И в конструкторских бюро Лавочкина и Мясищева начинаются работы над “Бурей” и первым “Бураном”. Научным руководителем обоих этих проектов был назначен директор НИИ-1 академик, будущий президент Академии наук СССР Мстислав Всеволодович КЕЛДЫШ. Он входил в состав королевского Совета Главных конструкторов, прекрасно был знаком с результатами разработки экспериментальной крылатой ракеты, был наиболее информированным ученым по всем важнейшим научно-техническим проблемам, требовавшим решения при создании носителей ядерного оружия.

Главным конструктором крылатой ракеты “Буря” у Лавочкина был назначен Наум Семенович ЧЕРНЯКОВ. Составная ракета, как и предлагал Королев, имела первую ступень (две “боковушки”) на четырех ЖРД Р-11 конструкции Алексея Михайловича ИСАЕВА. Масса первой ступени составляла 54 тонны. Двигатели обеспечивали суммарную тягу 91,5 тонн. Диаметр ступени 1,6 метра, высота - 19,8 метра. Двигатели обеспечивали доставку конструкции на высоту 17500 метров, где происходило разделение первой и второй ступеней. Далее вторая ступень, собственно крылатая ракета, совершала горизонтальный полет. Ступень была оснащена сверхзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем (СПВРД) РД-012У конструкции Михаила Макаровича БОНДАРЮКА. Вторая ступень имела массу 40,86 тонны. Двигатель обеспечивал тягу 7,75 тонны. Диаметр ступени 2,2 метра, высота - 19,1 метра. Система была рассчитана на дальность 8000 километров и на скорость горизонтального полета 3,1 Маха. Предполагалось, что при подходе к цели ракета совершит противозенитный маневр, поднимется на высоту 25 километров и оттуда резко спикирует на цель. По результатам самолетных испытаний вероятное отклонение от цели не должно было превышать 10 километров.

Техническая документация для “Бури” была завершена в 1957 году и вскоре было начато производство опытного экземпляра. Параллельно с ним была запущена серия ракет для проведения летных испытаний. Всего было изготовлено 19 ракет и все они были использованы во время летных испытаний. Первый полет “Бури” состоялся 1 сентября 1957 года. Ракета была запущена с полигона в Капустином Яре. И не просто взлетела, а полетела так как это было запланировано. Система астронавигации работала прекрасно. Однако, и первый полет и последующие, выявили много проблем, над которыми предстояло еще долго работать. Невозможно было определить конечную дальность и точность по цели. СПВРД работал нормально, но расход топлива значительно превосходил расчетный. Ни одна из ракет не достигла цели. Просто - напросто топливо кончалось раньше, чем ракета достигала района цели. Вместо рассчитанных 8000 километров “Буря” максимально удалялась от места старта на 6500 километров, не долетая до цели 1500 километров. Конструкторам “Бури” не дали довести до конца этот проект. К тому времени уже была поставлена на вооружение межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 и руководство СССР сочло нецелесообразным создавать еще один носитель. Робкие попытки отстоять работу ни к чему не привели. Поэтому 5 февраля 1960 года работы над проектом “Буря” были прекращены. Но оставались еще несколько ракет и было решено осуществить их пуски для отработки перспективных образцов ракетной техники. Последняя ракета была пущена с полигона Капустин Яр 16 декабря 1960 года. Но этот пуск уже ничего не решал.

Крылатая ракета “Буран” (напомню, первый “Буран”) начала создаваться в конструкторском бюро Мясищева позже чем “Буря”. Когда “Буря” совершила свой первый полет, “Буран” был еще закончен только в чертежах. Он должен был стать более мощной ракетой. Строилась по той же схеме, что и “Буря”, но первая ступень представляла из себя четыре, а не две как у “Бури”, “боковушки”. Первая ступень была оснащена четырьмя ЖРД конструкции Валентина Петровича ГЛУШКО. Масса первой ступени составляла 80 тонн. Суммарная тяга двигателей 74,46 тонны. Диаметр ступени 1,6 метра. Высота - 10 метров. Двигатели обеспечивали доставку конструкции на высоту 18200 метров, где происходило разделение первой и второй ступени. Далее полет происходил также как и у “Бури”. Вторая ступень, собственно крылатая ракета, оснащалась СПВРД РД-018 конструкции того же Бондарюка. Ступень имела массу 60 тонн. Тяга двигателя составляла 10 тонн. Диаметр ступени 2,4 метра. Длина - 24 метра. Расчетная дальность стрельбы для “Бурана” составляла 9150 километров. Подтвердить характеристики ракеты не удалось, решение о прекращении работ было принято в 1958 году, раньше, чем состоялся первый полет. Однако, если за “Бурю” еще пытались бороться, то у “Бурана” защитников не нашлось. В конструкторском бюро Мясищева параллельно шла работа над стратегическим бомбардировщиком и коллектив бюро без особых эмоций переключился на решение этой проблемы.

Так завершилась эта страница советской ракетной истории.

Когда в СССР рождались “Буря” и “Буран”, в США велась аналогичная разработка - проект “Навахо”. Даже характеристики этих разработок были схожими. Да и судьбы проектов тоже оказались похожими. Так же как и “Буря” “Навахо” полетела. Мы не знаем с какими проблемами столкнулись американские конструкторы, не знаем с какими организационными трудностями пришлось им бороться, но знаем, что так же как и “Буря” “Навахо” не была доведена до конца. К крылатым ракетам вернулись через двадцать лет, но это уже другая история.

Copyright © Александр ЖЕЛЕЗНЯКОВ 1998.

webmaster - Александр Красников

Последние изменения внесены 1 Июня 1998 г.

mac-lab